Версия для слабовидящих

17 мая 2015


Прохоровское поле


Учащиеся объединения "Поиск" посетили Музей-заповедник "Прохоровское поле", ознакомились с музейной экспозицией,посмотрели фильм о танковой битве, побывали на танковом поле, у Звонницы и скульптурной композиции «Великие полководцы трех ратных полей России – Дмитрий Донской, Михаил Кутузов, Георгий Жуков».

из истории великой Отечественной:

Великая Отечественная война, 1941— 1945). Поселок в Белгородской области, в районе которого 12—13 июля 1943 г., во время Курской битвы, произошло сражение двух немецких танковых корпусов (около 700 танков и штурмовых орудий) с 5-й гвардейской танковой армией под командованием генерала П.А. Ротмистрова (около 800 танков). К 12 июля 1943 г. ударная танковая группировка немцев (2-й и 3-й корпуса), наступавшая на Курск с юга, прорвала последнюю тыловую линию обороны советских войск и вышла на оперативный простор. В этот критический момент советское командование ввело в бой свой стратегический резерв — 5-ю гвардейскую танковую армию, котораяс ходу атаковала немецкие танки в районе поселка Прохоровка. Сражение отличалось крайней ожесточенностью и самоотверженностью обеих сторон. Одновременно в небе над Прохоровкой шла воздушная битва, в которой советские летчики не позволили германской авиации поддержать атаку танков. В грандиозной схватке железных гигантов, которая продолжалась до позднего вечера, немцы были остановлены. На следующий день 200 немецких танков предприняли еще одну отчаянную попытку прорваться, но советские воины отразили и этот натиск. Германские корпуса, потерявшие под Прохоровкой половину своих машин (свыше 350), оказались не в состоянии наступать. Армия Ротмистрова потеряла около 300 танков. Сражение под Прохоровкой внесло перелом в ход Курской битвы. Это была одна из крупнейших танковых битв Великой Отечественной войны (см. Курская битва).

На Белгородском участке фронта ситуация была  тяжелой — стратегическая инициатива оставалась в руках немецкого командования. Силы 6-ой армии и 1-ой танковой армии отступая, вели ожесточенные бои. Нанесенные противнику контрудары тоже не возымели успеха. Немецкое наступление на юго-восточном направлении продолжалось. Элитные дивизии немецко-фашистких войск продвигались на юго-восток, угрожая тылам сразу двух наших фронтов.

Местом решающей схватки должен был стать небольшой пятачок земли в районе деревни и одноименной железнодорожной станции «Прохоровка».

Если взглянуть на карту, то мы увидим плацдарм шириной около 30 км, образованный железнодорожной насыпью и рекой Псел. Оборонять его было достаточно удобно, так как насыпь и заболоченный берег реки создавали естественные преграды для фланговых ударов. Советское командование в планировании исходило из географических особенностей района предполагаемых боевых действий. Рельеф местности здесь позволял остановить прорыв немцев, а затем и нанести решительный контрудар силами Степного фронта.

5-ая гвардейская общевойсковая и 5-ая гвардейская танковая армии по приказу командования от 9 июля выдвинулись в район Прохоровки.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии:
«... В 4:30 Командующий Армией гв. генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частным боевым распоряжениями поставил задачу 32 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь -Ольховатка... Командиру 33 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка».
9 июля 1943 г. Сосредоточение армии
В 4.30 Командующий Армией Гв. Генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частными боевыми распоряжениями поставил задачу 32 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. Сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь-Ольховатка.
Командиру 33 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка.

Прорыв немцев в районе Прохоровки открыл бы войскам Гитлера возможность удара как по Курску, так и по тылам центрального фронта. Но не только это стало причиной изменения направления основного удара с Обояни на Прохоровку.Возможно, повлияли полученные разведданные о действиях наших войск. Остановить предполагаемый контрудар Красной Армии, сведя до минимума возможность фланговых танковых ударов, было проще на этом участке, зажатом между заболоченной поймой реки Псел и высокой железнодорожной насыпью. Местность одновременно нивелировала численное превосходство в танках советских войск и позволяла использовать преимущества немецкой боевой техники в огневой мощи.Таким образом, обе армии сосредоточили в районе Прохоровки огромные танковые силы и имели в предстоящем сражении исключительно наступательные намерения. В сложившейся ситуации встречного танкового боя было просто невозможно избежать.

Танковая битва под Прохоровкой стала одной из самых грандиозных танковых баталий. Сейчас спорят о точном количестве танков, артиллерии и другой техники, принимавшей участие в боях под Прохоровкой. Но то, что их было много, как никогда — не оспаривается никем. Германский штаб использовал почти все резервы, собрав небывалый танковый кулак для своей излюбленной тактики — прорыва обороны танковыми клиньями.

Первоначально Ставка рассчитывала нанести контрудар по флангу 4-ой танковой армии, но изменение направления удара немцев (с Обояни на Прохоровку) смешало все карты и осложнило ситуацию.

Для атаки планировалось использовать 5-ую гвардейскую общевойсковую (под командованием Жадова), 5-ую гвардейскую танковую армию (под командованием Ротмистрова), усиленную двумя танковыми корпусами, а также силы 1-ой танковой и 7-ой и 6-ой общевойсковых гвардейских армий. Но нанесенные немцами контрудары и попытки обхода основных сил Степного (Воронежского) фронта не позволили в полной мере выполнить задуманное.

На Белгородском направлении.
«Тигры» горят.

Упорные бои на Белгородском направлении продолжаются. На десятки километров горизонт над степью окутан дымом. Самолётам тесно становится в воздухе. На земле не умолкает грохот сражения.
Немцы продолжают вводить в бой новые силы. Вперёд они бросают по 20-30 тяжёлых танков типа «Тигр». За ними следуют самоходные пушки. И третьей волной накатываются средние танки с пехотой.
Применяя такое эшелонирование своих механизированных войск, противник рассчитывает на неуязвимость «Тигров». Однако наша артиллерия и даже пехота стойко отражают натиск бронированных сил врага. «Тигры» горят. Только за один день здесь подбито и сожжено несколько десятков немецких тяжёлых танков «т-6». Немцы рвались вперёд. Н-ская танковая часть, обороняющая одно шоссе, обстреляла их с закрытых позиций и разорвала колонну противника таким образом, что самоходные пушки и пехота отстали от танков. Тогда, подпустив «Тигров» поближе, наши танкисты и бронебойщики расстреляли их. Двадцать «Тигров» остались подбитыми на поле боя.
Противник предпринял вторую попытку прорваться через линию обороны. Танкисты пропустили около 40 вражеских машин, потом закрыли этот проход и, зажав немецкие танки в клещи, сожгли их.
В трудных условиях упорно сражаются гвардейцы-танкисты. Против них немцы бросили до 250 танков, сосредоточив всю эту массу брони на одном узком участке. Но гвардейцы стойко удерживают рубеж, уничтожая технику и живую силу врага.
Ожесточённые битвы происходят и в воздухе. Немцы собрали на этом участке крупные силы своей авиации. Сюда переброшены эскадры с юга и запада. Ударами с воздуха противник пытается сломить стойкость наших войск. Но в небе врагам достойный отпор даёт советская авиация. За два дня в воздушных боях лётчики нашего участка фронта уничтожили около 250 самолётов противника.
Одновременно наша бомбардировочная и штурмовая авиация смело громит танки противника. Шесть штурмовых самолётов под командованием отважного лётчика Витрука одним заходом на вражескую колонну вывели из строя 15 танков.
Немцы поспешно подбрасывают всё новые и новые подкрепления. Для этого они используют не только грузовые автомашины, но и транспортные самолёты «10-52», планеры типа «Гигант». Наши лётчики успешно ведут с ними борьбу.
Группа истребителей во главе с гвардии лейтенантом Иваном Сытовым, ведя разведку, обнаружила аэродром транспортных самолётов. Там находилось 13 «Юнкерсов-52». Часть из которых уже готовилась к вылету. Сытов с хода атаковал аэродром. Сбросив бомбы на стоянки самолётов, лётчики на бреющем полёте начали штурмовку. Три больших транспортных машины сгорели полностью, другие сильно повреждены. Их участь разделил ещё один «Ю-52», находившийся в воздухе. Заметив наших истребителей, гитлеровец хотел сделать посадку, но врезался в землю.
За один день наши штурмовики и бомбардировщики разрушили 4 переправы, уничтожили 15 танков и до 90 грузовых автомашин, рассеяли и частично уничтожили до трёх батальонов пехоты.
Мужественно стоят на рубежах обороны советские воины. Пять раз немцы атаковали взвод младшего лейтенанта Воронкина, но, встреченные мощным огнём, откатывались назад с большими потерями.
Командир артиллерийского дивизиона дважды орденоносец капитан Савченко отразил со своими артиллеристами восемь яростных атак немцев. Артиллеристы подбили семь танков противника. Савченко был ранен, но остался в строю и продолжает руководить боем.
Против Н-ской части немцы бросили крупные силы моторизованной пехоты. Рассчитывая одним ударом захватить позиции миномётчиков. Но отважные бойцы ответили на удар двойным ударом т огнём своих миномётов уничтожили более двухсот солдат и офицеров противника, несколько станковых пулемётов и три немецких миномёта.
Особенно отличились в боях артиллеристы, которыми командует т. Гетман. Им пришлось выдержать несколько атак тяжёлых немецких танков. Артиллеристы не дрогнули перед этой железной волной. Четыре танка в первой же встрече были уничтожены храбрыми наводчиками Воронихиным и Ивановым. Старшина Богомолов сжёг три «Тигра». Атаки немцев были отбиты.
Сражение на Белгородском направлении становится всё более жестоким и жарким. Ценою огромных потерь на одном из участков к концу дня группе немецких танков удалось вклиниться в нашу оборону. Но этот их путь завален трупами немецких солдат, обгорелой и разбитой броней немецких танков. Наши части удерживают каждый рубеж с великим упорством.

В. Полторацкий
Спец. Корреспондент «Известий».
Действующая армия, 8 июля.

Первые бои в районе Прохоровки начались еще вечером 11 июня. Главным образом, это были попытки немецких дивизий улучшить свои позиции и зайти во фланги нашей центральной группировке. Несмотря на то, что обойти и ударить во фланг наших войск немцы не смогли, для остановки прорывов пришлось использовать значительные силы и даже привлекать резервы.

В 8 часов утра 12 июля наши войска провели артподготовку, а в 8:15 перешли в контрнаступление.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии от 12 июля:
«... В 8:30 войска Армии перешли в решительное наступление на всем фронте в общем направлении Бол. Маячки, нанося основной удар левым флангом...».

С нашей стороны во фронтовом ударе участвовали силы 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской общевойсковой армии, а также два отдельных танковых корпуса (2-й и 2-й гвардейский). Им противостояли 1-я дивизия Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» и 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»).Время для начала наступления было выбрано не случайно — восходящее солнце слепило немцев, затрудняя прицельную стрельбу. Это было крайне важно, ведь в состав немецких частей входили «Тигры» и «Фердинанды», способные пробивать лобовую броню наших Т-34 с расстояния до 2 км. Нашим же танкам требовалось сократить расстояние до 500 метров, и даже при этом условии пробивалась только боковая броня «Тигра». Нивелировать это преимущество можно было лишь в ближнем бою, за счет более высокой маневренности.
Во время первых боев немецким танкам удавалось иногда проникнуть за наш передний край. Были случаи, когда противник прорывался в глубь обороны до полутора километров, но зато ни один из прорвавшихся танков не возвращался обратно. Все они уничтожались в полосе нашей обороны. Один из этих случаев небезынтересно рассмотреть подробно.
В расположении N стрелковой части был объявлен сигнал «воздух». В небе появились семь немецких бомбардировщиков, охраняемые истребителями. Самолёты стали бомбить передний край. Другая группа бомбардировщиков, пришедшая на смену, наносила удары уже несколько глубже. Затем стали появляться всё новые и новые отряды самолётов, которые методически углубляли обработку наших позиций. Одновременно с третьим заходом бомбардировщиков на поле боя показались вражеские танки.
Сорок танков типа «Т-III» и «Т-IV» выдвинулись из-за развалин населенного пункта, развернулись по фронту и в глубину и рванулись к нашему переднему краю, стреляя с хода. Некоторые их них были подбиты, но часть всё же прошла через окопы первой линии. Наша пехота, оставаясь на своих местах, начисто истребила вражеских автоматчиков, ехавших на броне, подорвала два самоходных орудия и сожгла ещё один танк, пока тот переваливался через окоп.
В это время в район боя прилетели советские истребители. Наши лётчики рассеяли вражескую авиацию. Несколько бомбардировщиков было сбито. Этим воспользовались наши артиллеристы, которые открыли интенсивный огонь по танкам. Однако до 20 машин противника смогли на километр продвинуться вперед. Там они были встречены снарядами самоходных пушек и обращены в бегство. Они были добиты орудиями полковой и малокалиберной артиллерии.
К этому времени в небе уже завязывались бои крупных масс самолётов, и к переднему краю нашей обороны подходило ещё до 150 немецких танков. Завязались уже более крупные бои.
Буквально через час после начала наступления советских войск танковые армии обеих сторон сошлись в ожесточенном бою. Началось самое масштабное танковое сражение Великой Отечественной Войны. На основном участке находилось около 1000-1200 советских и немецких танков и артиллерийских самоходных установок.

По воспоминаниям очевидцев, гул был слышен за многие километры, а рой самолетов издали представлялся тучей. Взрывы поднимали в воздух землю, все поле горело. Солнце закрылось плотной взвесью пыли, песка и золы, стоял запах горелого, раскаленного металла и пороха. Сверху падали горящие части самолетов. Бойцы задыхались от тяжелого, удушливого дыма, который стлался по полю, щипал глаза. Танки различали по силуэтам. Над полем стоял грохот разрывов, гул моторов и скрежет сталкивающихся машин.

Примеры доблести и геройства советских бойцов
Белгородское направление, 13 июля (Спецкорр. ТАСС). Восьмые сутки продолжаются упорные, ожесточённые бои с наступающими гитлеровцами. Восьмые сутки днём и ночью наши танкисты, артиллеристы, бронебойщики, пехотинцы, не зная устали, отражают натиск крупных сил противника. Тысячи трупов гитлеровцев валяются на русских чернозёмных равнинах и в оврагах. Много сотен танков, пушек, автомашин и самолётов недосчитывает враг в своих хвалёных дивизиях.
Ожесточённый бой разгорелся за один укреплённый рубеж. Противник, бросив в этот бой более 100 танков и до полка пехоты, пытается с флангов прорваться на важную магистраль. Только за вчерашний день Н-ское соединение уничтожило на этом участке 70 танков и не пропустило врага. Сегодня бой разгорелся с новой силой. Уже в самом начале его было подбито и сожжено ещё 60 немецких танков.
В этой ожесточённой борьбе каждый день и каждый час рождаются всё новые беспримерные подвиги наших бойцов и командиров.

Из воспоминаний участника боя, рядового Е.И. Филатова:«Танки шли лавиной. Сколько их было, не считали. Машины двигались по полю зигзагами, меняя направление. Чтобы сбить с толку наших артиллеристов, помешать им прицелиться… Рвутся бомбы… Такой грохот стоял, что кровь текла из ушей».

А это воспоминание о событиях июля 1943 года немецкого солдата:«Облака пыли сделали очень трудной помощь от люфтваффе, и вскоре множество Т-34 прорвались сквозь наши оборонительные сооружения и стаями устремились по всему полю битвы…».

Оперативная сводка за 12 июля
12 июля наши войска продолжали вести бои с противником на Орловско-Курском и Белгородском направлениях. Особенно упорные бои шли на Белгородском направлении.
Нашими войсками на Орловско-Курском и Белгородском направлениях за день боев подбито и уничтожено 122 немецких танка. В воздушных боях и зенитной артиллерией сбито 18 немецких самолётов.
По уточненным данным за 11 июля на Орловско-Курском и Белгородском направлениях в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбит на 31 немецкий самолёт, а 71 самолёт противника.
***
На Орловско-Курском направлении наши части отражали атаки противника. Атаки противник вёл не столь крупными силами, как это было в предыдущие дни. За семь дней напряженных боев гитлеровцы понесли большие потери. Отчаявшись прорвать советскую оборону, сегодня немцы стремились улучшить свои позиции на отдельных участках фронта. На одном участке пехота и танки противника несколько раз переходили в атаки, но последовавшим затем контрударом советских бойцов немцы были отброшены на исходные рубежи. Уничтожено до 1000 вражеских солдат и офицеров, 17 танков, 6 орудий, 25 пулеметов и минометная батарея противника.
***
На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Танки и пехота противника, поддержанные артиллерией и авиацией, в течение дня неоднократно атаковали наши позиции. Не добившись успеха на одном участке, немцы переносили удары на другой. Однако все вражеские атаки потерпели не удачу. Подразделение, под командованием гвардии капитана т. Доценко, отразило две ожесточенные атаки немцев и истребило свыше батальона гитлеровцев. Н-ская танковая часть нанесла внезапный фланговый удар по наступающему врагу и уничтожила 46 немецких танков. До полка немецкой пехоты и 30 танков атаковали позиции, которые оборонял батальон, где командиром гвардии капитан т. Бельгин. В течение двенадцати часов гвардейцы отражали атаки гитлеровцев. Потеряв 15 танков и свыше 500 солдат и офицеров, противник был вынужден отступить. Экипаж танка, под командованием лейтенанта т. Бутенко, поджег один танк и тараном вывел из строя еще два танка противника. На минах, установленных саперами подразделения, где командиром т. Ивчар, за два дня подорвались 8 немецких танков.Бои шли не только на центральном направлении, 12 июля в районе Прохоровки разразилось сразу несколько танковых сражений различного масштаба.

Южнее Прохоровки танковая группа «Кемпф» попыталась зайти в левый фланг нашим силам. Переброшенные туда резервы Армии смогли остановить немецкое наступление.

Рядом с Прохоровкой, у которой бушевало самое грандиозное танковое сражение, на высоте 266.6 происходили не менее драматические события. Противник бросил до 100 танков на овладение высотой. Им противостояли бойцы 95-ой гвардейской дивизии.

Из боевого донесения:«В 19:00 донесли, что к Мал. Псинке замечен подход до 100 танков. Личный состав 233 АП во главе с гв. подполковником Ревиным и весь состав 8 батареи расстреляв весь боекомплект, заняли круговую оборону и продолжали вести бой. За период боя нанесли большой ущерб противнику. Они погибли смертью храбрых, но не отошли, сдержали атаку силою до 100 танков на высоте 226.0».

В этом бою на орудие гвардии сержанта Андрея Борисовича Данилова двигалось 16 тяжелых немецких танков. Их огнем была подожжена автомашина с боеприпасами, которые начали рваться, осыпая местность осколками. Под огнем противника один за другим выходили из строя орудийные номера, но даже оставшись один Данилов продолжал неравный бой, даже после того как орудие было подбито и накренилось на бок отважный боец продолжал вести огонь. В результате трехчасового боя атака немецких танков захлебнулась. На поле боя остались гореть 5 вражеских машин. За этот подвиг гвардии Сержант Данилов был удостоен звания Героя Советского Союза.

12 июля 1943 года в бою за высоту 226.6 (на Белгородском направлении) противник бросил в атаку более 80 танков, из них 50 % типа «Т-6» прикрывая Самоходной и полевой Артиллерией и минометами при сильном воздействии с воздуха.
Подпустив танки на близкое расстояние и огнем из своего орудия в упор начал расстреливать тяжёлые вражеские машины.
16 немецких тяжёлых танков полукольцом начали наседать на орудие, прямым попаданием была подожжена находящаяся неподалеку автомашина с боеприпасами, начали рваться внаряды на горящей автомашине осыпая орудие осколками с тыла.
Танки противника вели ураганный огонь с пушек и пулемётов по орудию, авиация прочищала путь наступающим своим танкам, но отважный расчет, героически отбивал атаку вражеских тигров.
Один за одним выходили со строя орудийные номера, с одним заводчиком Командир орудия героически продолжал неравную борьбу с наседавшими танками противника которые в плотную подошли к орудию.
Прямым попаданием снаряда орудие было подбито и свалилось на бок, продолжало вести огонь до последнего снаряда.
3 часа орудие вело неравный бой с танками противника, был ранен и наводчик, боеприпасы были на исходе. Оставшись один он героически не жалея жизни продолжал расстреливать наседавшие танки.
Атака немецких танков захлебнулась, оставив на поле боя 5 горевших тигров прикрываясь лобовой броней и отстреливаясь, оставшиеся 11 танков начали поспешно отходить.
Отважный Командир выиграл неравный бои нанеся противнику тяжёлый урон. Так всегда боролся с врагом тов. Данилов.
Достоин правительственной награды присвоения звания «Героя Советского Союза» и ордена «Ленина».

Около 13 часов немцы предприняли еще одну попытку переломить ход сражения на основном направлении, бросив из резерва 11-ую танковую дивизию, которая совместно с дивизией «Мёртвая голова» нанесла удар по нашему правому флангу. Самоотверженными действиями частей 5-й гвардейской армии и подоспевших на подмогу двух бригад 5 гвардейского механизированного корпуса атаку удалось отразить.

Тем временем, наши танки начинали теснить противника на запад. К вечеру силы 5-ой танковой армии смогли отбросить противника на 10-15 км, оставив поле битвы у себя в тылу.

Танковое сражение было выиграно, а наступление немецких сил на Прохоровку остановлено.

На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Немцы стремятся любой ценой добиться успеха, но повсюду встречают упорное сопротивление советских войск. На отдельных участках наши части нанесли контрудары и потеснили гитлеровцев, вклинившихся в нашу оборону. Противник несёт тяжёлые потери в технике и живой силе. Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника.
Со всех участков Белгородского направления поступают сообщения о том, что наши бойцы и командиры ведут самоотверженную борьбу с противником. Двенадцать раз атаковали немцы хутор, который обороняло гвардейское подразделение капитана Дзюбина. Отважные гвардейцы уничтожили 11 танков, истребили 300 гитлеровцев и не отступили ни на шаг. На одном участке немцам, ценою тяжёлых потерь, удалось захватить населённый пункт. Решительной контратакой подразделения капитана Томина и старших лейтенантов Федулова и Михина восстановили положение. В уличном бою красноармейцы истребили до 400 вражеских солдат и офицеров, захватили 6 орудий, 4 самоходных пушки, 7 радиостанций, 150 тыся патронов и другие трофей. Командир орудия старший сержант Кинжаев уничтожил 7 вражеских танков типа «Тигр». Бойцы Н-ской противотанковой роты Совкин, Южанов, Сушкин, Кириченко и Пояров подбили из противотанковых ружей по два танка каждый.
Из сводки Совинформбюро
от 13 июля 1943 года:
«...На Белгородском направлении продолжались ожесточённые бои... Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе, 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника...».

Упорные контратаки наших танковых частей.
(От специального корреспондента «Красной звезды»)

На Белгородском направлении продолжаются упорные бои наших войск с пехотой и танками противника. Несмотря на то, что немцы несут в боях огромный урон, они не оставляют надежды на прорыв нашей обороны и всеми силами рвутся вперёд. Части N соединения стойко отражают немецкие атаки и не дают возможности противнику расширить его клин. В последние дни обороняющиеся начинают всё чаще предпринимать контратаки. Обычно на таких участках вспыхивают жаркие бои. Противник не выдерживает встречных ударов обороняющихся. Неся большие потери, он вынужден отходить или маневрировать в поисках других направлений для атак.
Контратаки наших частей усилились после того, как в бой были введены танковые подразделения. Советские танкисты за последние дни нанесли противнику ряд чувствительных ударов.
В районе двух высот, занятых нашими войсками, немцы сосредоточили крупные силы танков и пехоты. Эти высоты господствуют над окружающей местностью, и противник, видимо, решил любой ценой овладеть ими. Он предпринял несколько атак в направлении высот. В каждой его атаке участвовало по несколько десятков танков и значительные силы пехоты. Бой длился целый день. N часть, сдерживая напор противника, наносила ему немалый урон, не позволяя прорваться к высотам.
Пока здесь шли бои, N танковая часть незаметно для противника вышла к нему на фланг. Танкисты быстро подготовились к активным действиям, заняли исходные позиции и одновременно на двух направлениях перешла в контратаку. Этот удар оказался для противника совершенно неожиданным. Несмотря на то, что фланг немцев прикрывался довольно крупными силами, они не выдержали удара наших танков и вынуждены были с потерями отойти на другой рубеж.
Фланговая контратака наших танков, естественно, отразилась благоприятно для обороняющихся на ходе бой в вершине немецкого клина. Противник сразу же ослабил там свои атаки. N часть предприняла в свою очередь контратаку и нанесла немцам серьёзные потери.
На другом участке одна наша танковая часть, совместно в пехотными подразделениями и артиллеристами, отбила за день четыре ожесточенных вражеских атаки. Обстановка здесь сложилась так, что основная тяжесть ударов противника пришлась на долю танковой части. Немецкие атаки отличались большим упорством. На позиции обороняющихся шёл первый эшелон вражеских танков. Ему навстречу выходила часть наших танков, а остальные вели огонь с закрытых позиций. Вспыхивал короткий бой, и противник вынужден был отходить. Но вскоре появлялась новая группа неприятельских танков. Опять начиналась артиллерийская дуэль, и так повторялось несколько раз.
Как противник ни старался сломить сопротивление наших танкистов, как он ни маневрировал, нащупывая слабые места обороны, ему не удалось прорваться в глубь её. Наши танкисты провели долгий и тяжёлый бой, но сумели всё же удержать занятые позиции. Особенно сильные удары были нанесены противнику там, где лучше было организовано взаимодействие танков с артиллерией и пехотой. Например, на одном участке немцы потеряли около двух десятков танков, несколько самоходных орудий и большое количество пехоты.
Нашим танкам довольно часто приходится встречаться с немецкими «тиграми». В этих случаях, как правило, навстречу вражеским «тиграм» выходят наши тяжёлые танки «КВ». обычно здесь бои носят особенно ожесточённый характер, и не было ещё случая, чтобы наши «КВ» отступили перед немецкими «тиграми».
На одном участке численное превосходство в танках было на стороне немцев. Когда началась атака, наши танкисты подпустили неприятеля поближе и с места открыли огонь по немецким «тиграм». Потеряв четыре машины, противник начал маневрировать, попытался укрыться в складках местности. Тогда вышли со своих позиций наши «КВ» и смелой контратакой отбросили противника, уничтожив ещё два «тигра».
Встречая упорное сопротивление наших войск, противник начинает маневрировать своими танками, совершает обходы, пытается выйти на фланги обороняющихся частей. Наши танкисты вовремя разгадывают тактические приёмы противника и стремятся наносить ему удары в тот момент, когда он маневрирует, ищет новые направления для атак.

Майор Б. Дубков.
Белгородское направление.

Перед началом этого сражения была сухая и солнечная погода, стояли поспевшие хлеба… А через две недели все поле стало черным, изрытым воронками, полным искореженным, сожженным и покрытым копотью металлом. «Огромное количество сгоревших танков, танковые тараны, запах сожженного металла, искореженная техника и всё перебивающий запах разлагающихся трупов». Ещё никто никого не хоронил, стояла летняя жара и вид поля был иллюстрацией на тему «ужасы войны».

Как вспоминали очевидцы, после битвы на Прохоровке на три дня фронт затих. Стояла гробовая тишина. Разом прекратилась канонада орудий. Не стреляла артиллерия, не летала авиация, всё замерло.

По свидетельству главного немецкого танкового авторитета Гудериана, это было «решающее поражение».

Понесенные потери и организованный отход немецких войск не позволили развить контрудар с целью окружения и разгрома немецких танковых дивизий. Гитлеровские войска потеряли в сражении до четверти танков, что окончательно исчерпало атакующий потенциал на Белгородском направлении. Наступление немцев было остановлено. План «Цитадель» провалился.

Так закончилась последняя крупная наступательная операция германских войск на восточном фронте. Вплоть до победного 1945 года наша армия ни на секунду не выпускала стратегическую инициативу из своих рук.



Поделиться новостью: